У магазина новый сайт http://army-shop.by 
Вторник, 17.10.2017, 15:58

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Содержание

Категории раздела
Вермахт(1935-1945) [3]
США [11]
Бундесвер [5]
Британия [2]
Китай [3]
СНГ(CCCP) [10]
Нидерланды [1]
Швейцария [2]
Польша [1]
Босния и Герцоговина [1]

Наш опрос
Какие материаллы вам наиболее интересны
Всего ответов: 1326

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа


Главная » Статьи » Армии Мира » СНГ(CCCP)

ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ СПЕЦНАЗА: ПРЕДТЕЧИ "ДЕЛЬФИНА"
Идея создания подразделений водолазов-разведчиков в СССР впервые была высказана в 1938 году полковниками медицинской службы И.Савичевым, Н.Кривошеенко и капитаном 1 ранга Г.Кролем. Им принадлежит и идея использования индивидуального дыхательного аппарата (ИДА) для разведывательно-диверсионной деятельности. Доказав ее жизнеспособность, они обосновали необходимость создания подразделений водолазов-разведчиков и сформулировали их задачи. Однако прошло 15 лет, прежде чем были созданы части специального назначения ВМФ, которые и ныне входят в состав флотов России.

Еще Леонардо да Винчи сделал первые расчеты по созданию подводных лодок, которые бы проводили диверсии против кораблей, находящихся на стоянках. В России при Петре I изобретатель Никитин создал «потаенное судно», из которого люди в специальном снаряжении выходили для разрушения днищ кораблей. К сожалению, изобретение постигла неудача во время испытаний на Неве в 1724 году. Первые примитивные прообразы диверсионных подводных лодок применялись в 19 веке в гражданской войне в Соединенных Штатах против стоящих в гаванях кораблей.

В середине тридцатых годов прошлого столетия в СССР к идее высадки диверсантов на берег при помощи водолазного снаряжения из заглубленной подводной лодки пришли при разработке средств спасения для экипажей подводных кораблей. Савичев, Кривошеенко и Кроль преподавали на курсах по индивидуальному спасательному делу. Они были уверены, что ИДА может получить такое же значение, как и парашют в воздушно-десантных войсках.

В октябре 1938 года они подготовили и провели специальное учение «по выходу бойцов из торпедного аппарата подводной лодки для форсирования противолодочных заграждений, замены экипажей в подводном положении, высадки десанта для разведки и совершения диверсионного акта на берегу» с реальным применением оружия и взрывных средств. Все задачи были успешно выполнены. Опыт учений был признан интересным, положительным и… забыт. Лишь в 1941 году из личного состава первой особой бригады морской пехоты было отобрано сорок человек, которые начали курс легководолазной подготовки. Для этого в их распоряжение была выделена подводная лодка «Правда». С началом войны эти люди вошли в состав роты особого назначения.

В конце июля 1941 года контр-адмирал Ф.Крылов, докладывая прибывшему в Ленинград представителю Ставки Верховного Главнокомандования адмиралу Исакову, высказал опасения по поводу того, что обученные водолазы после эвакуации из Выборга водолазной школы могут быть направлены в пехотные части. Он предложил оставить их в составе флота, создав из них специальное разведывательное подразделение, личный состав которого будет выходить в тыл фашистов в легководолазном снаряжении. Предложение это было одобрено, и устно согласован штат роты, включавшей в себя сто сорок шесть человек. 11 августа 1941 года был подписан приказ народного комиссара ВМФ о сформировании роты особого назначения (РОН). Ее командиром по рекомендации Крылова был назначен лейтенант Иван Васильевич Прохватилов.

К началу сентября подготовка и сколачивание нового подразделения были закончены, и роту передали в распоряжение разведотдела (РО) штаба Балтфлота. Непосредственно она подчинялась заместителю начальника РО по агентурной разведке капитану третьего ранга Л.Бекреньеву.

Первая боевая операция была проведена разведчиками РОН в сентябре 1941 года, когда финны высадились с пулеметами и легкой артиллерией на один из островов Выборгского залива и тем самым перерезали выход из порта в море. Командир роты получил распоряжение в трехдневный срок подготовить личный состав для скрытной высадки на остров и уничтожения противника.

Лейтенат Прохватилов с группой водолазов-разведчиков в течение двух суток вскрыл позиции финского десанта, а также проверил состояние дна вблизи острова. В решающую ночь пятьдесят спецназовцев в легком водолазном снаряжении высадились на остров, но финны заблаговременно оставили его, бросив орудия и пулеметы. Как потом выяснилось, в ряды РОН проник финский разведчик, который по радио передавал противнику данные о готовящихся действиях. В конце концов лазутчик был разоблачен. После этого все, что касается операции, знал только командир, а непосредственным исполнителям задачу доводили лишь в последние часы и в исходном для движения пункте.

Время стирает многие факты из памяти людей, но остаются документы, позволяющие воссоздать отдельные эпизоды боевой истории РОН. Вот что сказано в наградном листе о действиях командира группы разведчиков главного старшины А.Королькова: «В ноябре 1941 года группе под его командованием была поставлена задача выйти в глубокий тыл противника для действий на его коммуникациях в районе Кингисеппа. Группа взрывала мосты, шоссе, телеграфные и телефонные линии связи». А вот фрагмент текста из наградного листа мичмана Н.Никитина: «За время пребывания в тылу немцев с 22 по 26 сентября 1941 года пять раз ходил в разведку и добывал исчерпывающие сведения по расположению укреплений, установке артиллерийских и минометных батарей…»

Осенью 1942 года разведчики роты провели первую диверсию, действуя из-под воды. Воздушной разведкой было обнаружено, что немцы начали восстанавливать один из причалов Петергофа для базирования своих плавсредств. Попытка уничтожить его артиллерийским огнем не привела к успеху, и задачу поставили РОН. Предварительно отработав выполнение задачи на макете причала в районе дислокации роты, спецназовцы во главе с командиром роты выдвинулись в шлюпке к причалу.

Приблизительно в трехстах метрах от объекта под воду ушли Спиридонов и Звенцов, тянувшие мины. Корольков прокладывал путеводную нить, по которой водолазы должны были в темноте и под водой вернуться к шлюпке. Водолазы-разведчики скрытно установили на причал две мины по триста килограммов каждая с часовыми взрывателями, после чего так же скрытно вернулись.

В 9.12 прогремели два взрыва. К восстановлению причала противник больше не приступал.

Тем не менее опасность появления немецких катеров в районе Ленинграда сохранялась. В связи с этим начальник штаба Балтфлота контр-адмирал Арапов приказал систематически производить разведку каналов и пристаней Петергофа и Стрельни. Необходимо было своевременно вскрыть возможное базирование плавсредств противника и доложить об этом командованию.

Летом 1943 года немецкими катерами был потоплен наш дозорный катер, а также заминирован фарватер канала Ленинград–Кронштадт. Ни воздушная разведка, ни наблюдение с залива не смогли выявить их место базирования. Боевую задачу по обнаружению и последующему уничтожению немецких катеров-призраков возложили на РОН.

Однако четыре разведывательные операции, проведенные в августе–сентябре, результата не принесли. При их проведении погибли два разведчика. И все же разведгруппе под командованием мичмана Н.Никитина в ночь с 25 на 26 сентября удалось обнаружить катера на западном берегу Стрельнинского канала. Один из катеров находился на плаву, а три – в двухстах метрах от берега, накрытые брезентом и маскировочной сетью. У входа в канал был дом, от него отходило большое количество телефонных проводов. На вышке был оборудован наблюдательный пункт, где дежурил часовой. Он-то и заметил разведчиков незадолго до их отхода и открыл огонь. Пришлось спешно уходить. Когда разведчики плыли по заливу на индивидуальных резиновых шлюпках, в погоню за ними вышел немецкий катер. Однако спецназовцы успели стравить воздух из шлюпок и уйти под воду.

На основании добытых разведданных была спланирована операция по уничтожению катеров и наблюдательного пункта, а также захвату пленного. Для ее осуществления было выделено двенадцать водолазов-разведчиков. Отряд, который возглавил командир роты капитан-лейтенант Прохватилов, состоял из двух групп. Мичман Никитин с пятью разведчиками имел задачу уничтожить катера и в дальнейшем прикрывать действия другой группы, которой командовал старший лейтенант Пермитин. В задачу его группы входило уничтожение НП и захват пленного. Действия обеих групп должны были прикрыть три водолаза-разведчика под командованием краснофлотца Борисова.

К операции готовились серьезно. Для этого на острове Декабристов, при впадении реки Малой Невки в залив, на болоте был оборудован полигон с проволочными заграждениями, аналогичными немецким.

Днем четвертого октября капитан-лейтенант Прохватилов высадил с катера краснофлотца Ананьева, который под водой скрытно добрался до берега. Он должен был периодически подавать сигналы фонарем. Об операции он ничего не знал. Ему сказали, что это необходимо для ориентирования кораблей, проходящих Морским каналом.

Но операция с самого начала не заладилась. Шлюпка старшего лейтенанта Пермитина ошибочно приняла за сигналы свет в окне дома, стоящего в глубине побережья. Из-за этого группа приблизилась к берегу значительно западнее нужного места. Высадившихся разведчиков обнаружил немецкий патруль и открыл огонь. Разведчики патруль уничтожили, но попали под перекрестный огонь дзотов. Потеряв Пермитина, группа отошла в исходную точку, не выполнив задания.

Мичман Никитин, не дождавшись их прибытия, выслал в западном и восточном направлениях по разведдозору для поиска группы Пермитина. Но поиски ничего не дали. Поэтому мичман решил осуществить операцию силами только своей группы. Наблюдательный пункт и все четыре катера подорвали противотанковыми гранатами. К сожалению, пленного захватить не удалось. Выполнив задачу, группа без каких-либо помех вернулась к дамбе Морского канала, подобрав по дороге краснофлотца Ананьева.

В дальнейшем водолазы-разведчики взаимодействовали с агентурной разведкой, осуществляли поиск, подъем и обезвреживание донных магнитных мин, многократно привлекались к извлечению документов с потопленных кораблей, обследованию портов с целью обнаружения затонувших судов, заграждений и мин. Решая все эти задачи, рота в полной мере оправдала свое название, проведя за период войны более двухсот разведывательно-диверсионных операций с использованием легкого водолазного снаряжения.

Нельзя сказать, что на других флотах созданию подразделений водолазов-разведчиков внимание не уделялось. Однако и подготовка этих подразделений, и опыт их применения были весьма незначительными.

На Черноморском флоте к апрелю 1944 года был создан разведывательный отряд особого назначения (РООН), состоящий из десяти человек. Его возглавил бывший командир взвода РОН старший лейтенант Осипов. Отряд участвовал только в одной боевой операции. Пятого апреля спецназовцев высадили с надводных кораблей в районе поселка Любимовка с задачей вести разведку кораблей, входящих в порт Севастополь и выходящих из него. Отряд регулярно передавал по радио добытую развединформацию. Десятого мая разведчики закончили выполнение боевой задачи и были эвакуированы в расположение наших войск. После взятия Севастополя водолазы-разведчики РООН проводили обследование потопленных немецких кораблей и изымали из них различные документы, представлявшие ценность для командования. В конце 1945 года РООН был расформирован.

На Тихоокеанском флоте с 1938 года ежегодно проводились учения по высадке разведгрупп из подводных лодок. В 1945 году по опыту этих учений было даже разработано наставление по высадке РГ с плавсредств. В том же году на базе 181-го разведотряда штаба Северного флота был сформирован отряд водолазов-разведчиков под командованием Героя Советского Союза старшего лейтенанта В.Леонова. В августе 1945 года отряд провел несколько блестящих операций в ряде корейских портов, но водолазное снаряжение не использовал.

На Северном флоте подразделения водолазов-разведчиков не создавались.

Ближе к окончанию войны на фоне колоссальных успехов наших войск эффективность действий роты водолазов-разведчиков была несоизмеримо мала. Поэтому начальник разведуправления Главного морского штаба контр-адмирал Воронцов, не сумевший по достоинству оценить опыт и перспективы, связанные с развитием морского спецназа, пишет начальнику штаба Балтфлота контр-адмиралу Петрову о необходимости расформирования роты. Однако тот не был согласен с этим мнением и считал, что роту следует сохранить до конца войны. В тот период и разведотдел штаба Балтфлота, и командир роты были категорически против расформирования роты даже по окончании войны. Они считали необходимым и в мирное время иметь на флотах подобные подразделения. Однако к их мнению не прислушались. 20 октября 1945 года начальник Главного штаба ВМФ адмирал И.Исаков подписал приказ о расформировании роты.

В послевоенные годы Шашенков и Бекренев неоднократно обращались к командованию ВМФ с инициативой воссоздания частей специального назначения на флотах, но лишь в мае 1952-го этот вопрос был рассмотрен военно-морским министром вице-адмиралом Н.Кузнецовым и утвержден в «Плане мероприятий по усилению разведки ВМС». На совещании с начальниками управлений ГРУ МГШ министр подтвердил принятие решения о создании на флотах отдельных морских разведывательных дивизионов, в первую очередь на Черноморском флоте и Балтфлоте.

После проведенных в августе 1953 года учений, подтвердивших эффективность подразделений водолазов-разведчиков, директивой ГШ ВМС был открыт штат 6-го морского разведывательного пункта численностью семьдесят три человека со сроком окончания комплектования в октябре 1953 года. Командиром пункта был назначен капитан первого ранга Евгений Васильевич Яковлев.

В сентябре 1953-го было принято решение о размещении 6-го МРП в районе бухты Круглая вблизи Севастополя, хотя это место не вполне отвечало требованиям секретности. В следующем году директивой ГШ ВМС открываются штаты МРП Балтфлота. Командиром назначен полковник Георгий Владимирович Потехин, бывший до этого заместителем командира 6-го МРП. Пункт разместили в нескольких километрах от моря и в шестнадцати километрах от Балтийска. Вообще места для дислокации пунктов выбирали неудачные. При формировании в 1955 году МРП на Тихом океане местом дислокации части была определена бухта Малый Улисс вблизи Владивостока, где вообще отсутствовали какие-либо помещения. Командир пункта капитан второго ранга Петр Прокопьевич Коваленко информирует об этом руководство, и МРП неоднократно меняет свое расположение. Лишь в начале декабря личный состав части обосновался на острове Русский.

Отсутствие нормальных условий для размещения МРП вынудило командующего Северным флотом обратиться к главкому с просьбой о переносе сроков создания пункта с 1955 на 1957 год. Просьба была удовлетворена. Командиром МРП был назначен подполковник Е.Беляк.

Несмотря на все трудности, к 1960 году в основном закончено сколачивание и обустройство частей водолазов-разведчиков.

В 1961 году 6-й МРП переводят на остров Первомайский вблизи Очакова, а в середине шестидесятых преобразуют в 17-ю бригаду специального назначения.

Специальную технику, которую использовали водолазы-разведчики, разрабатывали и совершенствовали в научной лаборатории специальных водолазных снаряжений института №11 АСУ ВМС, созданной в 1953 году за счет численности разведки ВМС. Первоначально штат лаборатории составлял всего шесть человек. В последующем, как и спецназ ВМФ, штаты лаборатории подвергались всевозможным изменениям. В октябре 1961 года лаборатория была преобразована в отдел численностью четырнадцать человек. Этот штат просуществовал до конца шестидесятых. В испытаниях водолазного снаряжения и техники, а также подводных средств движения принимали участие и водолазы-разведчики, многие из которых были отмечены наградами Родины.



Новые статьи

Популярные статьи 


Категория: СНГ(CCCP) | Добавил: shar (29.11.2013)
Просмотров: 335 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск


Rating All.BY extreme.by - активный отдых и экстрим в беларуси NP.BY - Новый портал. Почта, чат, погода, авто, объявления, рефераты.
новости
br.by
открытки
Военная Одежда © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz